Адвокат доцента Соколова: «Мы призываем общество сохранять этику и гуманизм в этой страшной трагедии и не устраивать танцы на костях»

Продолжается расследование самого громкого дела об убийстве в Петербурге.

Напомним, что 9 ноября доцент-историк Олег Соколов был извлечен из реки Мойки, с обнаруженными при нем отчлененными кистями женских рук. Чуть позднее при обыске его апартаментов неподалеку от набережной был обнаружен труп расчлененной девушки.  Как установило следствие, это была Анастасия Ещенко, студентка и возлюбленная Соколова.

Историк не стал отпираться, признал свою вину в совершенном им убийстве и последующем расчленении Анастасии, подписав добровольную явку с повинной.

11 ноября состоялся суд об избрании меры пресечения в отношении Соколова, ему было предъявлено обвинение в преступлении квалифицируемым частью 1 статьи 105 УК РФ. Мерой пресечения на время расследования суд назначил Соколову заключение под стражу сроком на два месяца.

Сегодня 14 ноября адвокат доцента Александр Михайлович Почуев, президент международной коллегии адвокатов «Почуев, Зельгин и Партнеры» встретился с журналистами возле здания Санкт-Петербургского городского суда и ответил на вопросы, касающиеся хода расследования и процессуального состояния дел своего подзащитного.

 ̶ Александр Михайлович, перевезли ли Соколова в СИЗО, каковы условия его содержания и кто находится с ним в камере?

̶  Пресса уже неоднократно опережает события… Олега Валерьевича еще не направили в СИЗО, он еще принимает участие в некоторых следственных действиях. Его переместят предположительно в понедельник.

 ̶  Будет ли обжалована мера пресечения или Соколов отказался от своего права апелляции?

Да, буквально сегодня я подал соответствующую жалобу в районный суд, надеюсь, на следующей неделе она уже поступит в городской. Олег Валерьевич вчера отказался от своего гражданского права, по 51 статье Конституции РФ – хранить молчание и не далее как вчера дал полные показания следственным органам, которые были зафиксированы при помощи видео. Решение о подаче жалобы по поводу меры пресечения он предоставил принимать защите, и мы решили подавать на апелляцию.

̶  Александр Михайлович, повсеместно в прессе появляется информация, что Анастасия Ещенко была застрелена во сне, как вы прокомментируете данный факт?

̶  Вы же должны понимать, что материалы уголовного дела на протяжении расследования должны быть засекречены для обеспечения тайны следствия и сохранения объективности расследования. Каким образом в некоторых СМИ появляются подробности дела раньше, чем у защиты и даже у следователя – мне, честно говоря, непонятно и в какой-то степени пугает.

Это не подтвержденная информация, возможно одна из рабочих версий следствия.

Защита планирует в ближайшем будущем осуществить мероприятия по пресечению сведений формирующих субъективное мнение общественности, а также клеветы в отношении моего подзащитного.

Мы призываем всех сохранять этику и осознать тот факт, что это, безусловно, страшная трагедия, прежде всего для семей и близких людей тех с кем она произошла. Не нужно устраивать танцы на костях.

̶  Накануне, у здания Верховного суда РФ в Москве вы говорили о том, что Олег Валерьевич готов предоставить материальную поддержку семье Анастасии Ещенко. Это правда? Каким образом это будет реализовано?

̶  Я хочу отметить в первую очередь, что это точно не попытка откупиться. Это возможность поучаствовать в похоронных мероприятиях и хоть на какую-то долю искупить свою вину перед родными.

На сегодняшний день у Олега Валерьевича нет денег даже на защиту…

̶  Вы защищаете его на добровольных началах?

̶  Безусловно, минимальный адвокатский гонорар мне был выплачен не без помощи коллег историков и соратников моего подзащитного. Но мы ищем пути каким-то образом связаться с родными и решить этот материальный вопрос, поскольку понимаем, что эти траты – первичны. Я прошу через прессу родных девушки связаться со мной, поскольку у нас нет их контактных данных.

̶ Александр Михайлович, вы ранее заявляли, что защиту не устраивает позиция следствия в части публикации видеоматериалов дела в открытом доступе, и вы будете ходатайствовать о запрете на их распространение в Следственный комитет, так ли это?

̶  Благодарю, очень хороший вопрос. Да, действительно, мы считаем данные действия как минимум нарушением равноправия сторон уголовного процесса. Поскольку следствие предоставляет общественности свои сведения гораздо раньше, чем защита. Не говоря о том, что, к примеру, публикация кадров видео обыска квартиры Соколова — это явное разглашение личной тайны.

А распространение тех вирусных видео, что демонстрируют предполагаемые останки девушки, мы вообще считаем недопустимым, антигуманным и бесчеловечным поступком и будем всячески пытаться пресечь их публикацию путем обращения с ходатайством в Следственный комитет.

̶  Скажите, а существует ли вероятность исключения вины Олега Соколова?

̶  Вину человека уже невозможно исключить в том случае, если он сделал признание. На данный момент задача защиты заключается не в том, чтобы оправдать виновного, а в том, чтобы защитить человека в его гражданских правах, проследить за объективностью расследования и последующего честного и непредвзятого правосудия над ним.

Я хочу отметить, я недавно выступал на одном популярном ток-шоу, так общественное мнение таково, что люди уже сегодня готовы его уже публично расчленить, распять, убить…

Давайте не будем забывать, что мы все-таки живем в правовом государстве, где каждый человек имеет право на честный суд в случае если он совершил какое-то противоправное деяние. А также не будем забывать, что мы не дикари и в любой даже самой жуткой ситуации нужно уметь оставаться людьми, чтобы не уподобиться тем, кого мы осуждаем.

̶  Уточните, во избежание ошибок, версия защиты также заключается в том, что Соколов имел причастность к совершенному преступлению?

̶  На данный момент нет разности версий между следствием и защитой. Более того, и сам Олег Валерьевич понимает, что это огромная трагедия, в которой он полностью признает свою вину и глубоко раскаивается в содеянном.

Мы все выражаем глубокие соболезнования семье Анастасии и как только у Олега Валерьевича представится возможность попросить прощения у родных, он, безусловно, это сделает. Также он просит возможность извиниться перед своей семьей, перед общественностью, перед историческим сообществом города и всем Петербургом.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*